Мстиславу Всеволодовичу Келдышу – 111 лет

10 февраля 2022 года исполняется 111 лет со дня рождения академика Мстислава Всеволодовича Келдыша, выдающегося ученого и одного из основоположников советской космонавтики. Имя М.В. Келдыша носит современный Государственный научный центр Российской Федерации «Исследовательский центр имени М.В. Келдыша» («Центр Келдыша») Госкорпорации «Роскосмос».

Сотрудники этого предприятия под руководством Мстислава Всеволодовича внесли большой вклад в создание отечественного ракетно-ядерного щита, первой в мире межконтинентальной крылатой ракеты «Буря», первой в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, в приоритетные достижения нашей страны в космосе – создание и запуск первых искусственных спутников Земли, подготовку и осуществление первого полета человека в космическое пространство, в осуществление полетов автоматических межпланетных станций к Луне, Венере и Марсу.

Современный этап работ по внедрению ядерной энергетики в космос является продолжением начатых под руководством М.В. Келдыша исследований и разработок ядерных ракетных двигателей и космических ядерных энергетических установок.

———————————————————————————————————————————–

С. П. Королёв, академик, выдающийся конструктор и организатор работ по созданию ракетно-космической техники: «Хочется отметить характерные черты и особенности, присущие творческой деятельности Келдыша. Во-первых, это неизменное чувство нового, умение найти и определить это новое, понять его. Во-вторых, это сам метод — стремление всегда к сугубо практическому, законченному решению задачи и стремление к установлению конкретных рекомендаций, применимых к жизни…. Келдыш является организатором, научным руководителем и самым непосредственным участником разработки сложнейших проблем освоения космического пространства».

Б. В. Раушенбах, академик, создатель систем управления ориентацией космических аппаратов: «Он обладал свойством эксперта, свойством задать тот единственный вопрос, который проясняет задачу. Он видел глубоко и далеко вперёд. Он не мог не работать.

Что меня поразило — это то уважение, степень уважения, которое он справедливо завоевал не только среди учёных, но и среди руководителей конструкторских предприятий самых разных отраслей промышленности. После произнесения первой фразы: «Я приехал к вам по поручению академика Келдыша», — дальнейшие переговоры шли поразительно легко…»

Ю.А. Осипьян, академик, выдающийся ученый в области физики конденсированного состояния вещества, инициатор создания Института физики твердого тела РАН: «Вообще в М.В. Келдыше была какая-то тайна, она всегда его окружала. Это был человек выдающийся, и его авторитет был во многом связан с авторитетом его личности, а не всех тех званий и атрибутов, которые сопровождали его имя.

Он был особенный человек. Эта аура исключительности окружала его всегда, где бы он ни находился. Мстислав Всеволодович был человеком очень умным, остроумным и мог расположить любого – и мужчину, и женщину – к тому, чтобы к нему относились со вниманием и с почтением. Я много раз наблюдал, как наши самые высокие государственные руководители, видавшие многих людей и чувствовавшие то, что они хотели чувствовать, все равно не могли пройти мимо Келдыша. С ним нельзя было обращаться как угодно: он не то чтоб этого не допускал, но это было просто невозможно!»

А. А. Леонов, космонавт, первый человек в мире, вышедший в открытый космос: «Келдыш — это русский самородок, это алмазная голова! За ним, как за каменной стеной, ничего не было страшно. Я присутствовал на Байконуре, когда космический корабль был выведен на орбиту неточно. Потребуются коррекции, но сколько? В. П. Глушко (он тогда был главным) приказал своему баллистику пойти просчитать это на компьютере. Тот ушёл. Мстислав Всеволодович вынул из кармана коробку папирос «Казбек», что-то пером на ней прикинул и через полминуты сказал тихим спокойным голосом: «Двадцать коррекций». Глушко на него мельком взглянул, но не прореагировал. Через полчаса примерно вернулся баллистик. «Ну, сколько вы там насчитали?» — спросил Глушко. — «Двадцать коррекций, Валентин Павлович»

Н.Н. Боголюбов, академик, основатель научных школ по нелинейной механике и теоретической физике: «Огромный талант ученого-математика, тонкого аналитика в сочетании с глубокой интуицией инженера-механика и экспериментатора позволяли М.В. Келдышу с большим искусством обращать весь арсенал средств современной математики на эффективное решение насущных практических проблем новой техники, промышленности, обороны».

Т.М. Энеев, академик, автор фундаментальных трудов в области теоретической и прикладной космонавтики и космогонии: «После запуска первого искусственного спутника Земли в механике космического полета практически не осталось серьезных вопросов, которые в той или иной мере не были затронуты М.В. Келдышем и его сотрудниками».

Б.Е. Черток, академик, один из основоположников теории и практики создания систем управления ракетами и космическими аппаратами: «В 1956 году Келдыш был назначен председателем специальной комиссии Академии наук СССР по искусственному спутнику Земли. Во всех требующих высококвалифицированной оценки космических программах Келдыша назначали председателем комиссий».

Я. М. Пархомовский и Л. С. Попов, доктора физико-математических наук, крупнейшие специалисты ЦАГИ в области аэроупругости: «В процессе ежедневного общения, когда его бросавшаяся сразу в глаза необычайная одаренность и талантливость стали привычными и воспринимаемыми как само собой разумеющееся, стало обычным в разговорах: «Надо это спросить у М.В.», или «Об этом надо с М.В. посоветоваться». И он, обычно оправдывал наши ожидания».